• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:01 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
!!!
КАК ЖЕ Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ!!!

08:01 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
Давай останемся друзьями - прекрасная фраза-веер, у которого стальные ребра и режущий шелк по краю.
Давай останемся друзьями – это значит, что ты будешь все так же должен все, что был должен, но с тобой больше не будут спать.
Давай останемся друзьями – ты будешь должен все, а до тебя будут иногда снисходить.
[]Давай останемся друзьями – ты не можешь требовать секса, но иногда тебя будут трахать, даже когда ты этого может быть не хочешь.
Давай останемся друзьями – и тебе будут рассказывать обо всех бывших текущих и подлежащих. А ты не можешь – это же моветон.
Давай останемся друзьями – и ты отвезешь, заберешь, поможешь, прикроешь.
Давайостанемся друзьями – это значит все будет точно так же, как и было, нотолько без эксклюзива. А тебе нельзя – ведь как же так?
Давайостанемся друзьями – как только ты начнешь забывать – тебя обязательнопроведают: чтобы проверить как же ты там, несчастный брошеный друг, вотвидишь, я тебя не забываю, правда же ты меня любишь – подуй на моечувство вины.
Давай останемся друзьями – и заполночь будут раздаваться звонки в алкогольном бреду.
Давай останемся друзьями – и ты становишься лузером.
Давайостанемся друзьями – и может быть тебя обласкают, когда будетневыносимо скучно. А ты придешь. Ты же друг и между вами ведь все было,ты же все понимаешь.
Давай останемся друзьями – и ты вровень с любимым фикусом, котом или плюшевым медведем.
Давайостанемся друзьями – и тонко просчитанным ударом, каким-нибудь с видубеззащитным «а ты помнишь?» тебе сделают трепанацию черепа тупойалюминиевой ложкой, и намотают на кулак все твои уцелевшие нервы.
Давайостанемся друзьями – мнимая гарантия порядочности отношений, что вответ ты не нагадишь в тапки и не подпалишь почтовый ящик.
Давай останемся друзьями – и хорошо, если ты никогда не узнаешь, на кого тебя променяли. Но ты узнаешь. Ведь вы же друзья.
Давай останемся друзьями – и ты «никто» в ответ на вопрос «кто это был?».
Давай останемся друзьями? Чтобы остаться друзьями – надо быть друзьями.
Куда честнее – давай останемся любовниками? Но, ах! Это же аморально.
О да. Оставаться «друзьями» куда выше и честнее.
Давай останемся... каждый раз, когда я слышу эту фразу, меня тянет выключить звук.
Раз предлагают остаться – значит через тебя уже перешагнули и пошли дальше. И нечего тут ловить.
Давай... а вот и нет, продолжения не надо.
Вот и закончим:
- давай...
- да, давай. Бывай!
...и давай без «давай...»

16:48 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
никто. никогда. никуда из меня не уходит.
любой, кто однажды запущен под кожу был,
горит во мне алым углем, даже если остыл.
даже если давно не мил,
если был да сплыл,
говорит во мне. продолжается. происходит.

я фарцовщик свихнувшийся, собиратель.
я ловлю перламутровый жемчуг на глубине.
ем его. и потом он растет во мне,
превосходит меня в размерах. глядит извне.
застилает собой горизонт (как всегда некстати)
и врастает корнями где-то вот по весне

когда между нами случится локальный коллапс,
меня ранит, конечно, осколком прямо в висок.
и мой терем, который не низок и не высок,
схоронит промеж половиц единственный волосок
неслучайно. и если вдруг раны пустят сок,
то по ДНК будет восстановлен сначала голос,
после – запах, детали и острая страстность к ним.

ведь в итоге мы, чем старательней затираем,
тем нежнее потом храним
эти зерна кофейные. штучно. наперечет.

честно,
я и не думала ностальгировать и загоняться.
просто дико хочется целоваться,
а ты все тот же.
глумливый
черт

16:45 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
И такая, ты знаешь, мама, ненужность фатальная.
Для чего это все? Для каких таких берегов
Я везу это все контрабандное, нелегальное,
Высшей пробы накопленное тепло?
Мама, здесь никому это и не надо.
Я пустое место, ничья отрада,
Чемодан неуместно нежных вещей
На складе не-первой-свежести-овощей.
Мама, я отрастила волосы ниже плеч.
Но никто в них не запускает пальцы.
И никто не станет меня беречь.
Мама, я чемпион одиночных танцев,
гений невстреч.
И поэтому я пишу только дурацкие стансы
И не фильтрую речь.

08:58 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
Моя девочка слишком юна, чтобы быть циничной» -
Я устало окурком в вену. Не лечит. Похуй.
Твоя девочка пишет стихи, помечает: «Личное»,
Твоя девочка раньше спала с наркоманом Тохой.

«Моя девочка ест шоколад, запивает чаем» -
Ты же знаешь, какие нервы тогда накрыли.
Твоей девочке проще соврать, что она скучает.
Твоя девочка знает, кого и когда любили.

«Моя девочка любит ночь и сидит на крыше» -
Она просто боится уснуть и проснуться с чужими.
Твоя девочка любит выпить, читая Ницше.
Твоя девочка в курсе: ты носишь ДРУГОЕ имя.

«Моя девочка любит плюшевых медвежаток» -
Она просто не плачет ночами в свою подушку.
Твоя девочка в мире, который ужасно шаток.
Твоей девочке проще в объятиях греть игрушку.

«Моя девочка смотрит устало и много курит» -
Не пытайся понять меня. Слишком уж много было.
Твоя девочка выбрала ад, потому что любит/
Твоя девочка. Клейма считает. Она любила.

Я пропахла тобой и сексом,
Все равно я тобой не любима,
Мною правят одни рефлексы,
Я порою невыносима.

Я не чувствую сердца стуков,
Не люблю, не жалею, не больно,
Ты не любишь моих упреков,
Не ударишь, не скажешь: "Довольно!"

04:59 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
Да кто тебя трогает, Господи, не ори ты.
Это просто осколок, никто не целил тебе в живот.
Он похож на героев Алехандро Гонсалеса Иньярриту -
Чья-то скорая смерть во взгляде его живет.

Хранит наркоту в пузырьке от аскорутина.
Носит высокий ворот, как полицай.
Ты точь-в-точь Баттерфляй из последнего фильма Квентина Тарантино -
Та, которой потом отрезало поллица.

У тебя был бронежилет на такие случаи, но истерся от долгой носки.
- Сука, я же люблю тебя. Я люблю тебя.
- Я учту.
Вы почти персонажи Даррена Аронофски -
Два динамика,
отпевающие мечту.

16:41 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
удивительно знать, что ты кому-то нужен так, просто
что кто-то любит тебя, скажем, по праву рождения
не потому что у тебя, к примеру, есть остров
в собственности или нервы как железное ограждение
не потому что ты как-то особенно хитер и смел
и сумел построить огромный каменный дом
а потому что ты, например, ему пел
в детстве песни… а он их считал хитом
потому что только тебе и удавалось голову вымыть ему без слез
или сказку придумать на, в общем-то, старый мотив
и он любит тебя вот так, бессмысленно, без дурацких надежд и грез
не как мороженое, десерт или аперитив.
удивительно знать, что любовь бывает такой:
беспричинной, бессмысленной, в общем-то, наугад,
и доверяешь ей оголтело, слепо и без дураков
то, что другим так страшно доверить… какой-то взгляд,
какую-то мелочь, какие-то ощущения изнутри,
несколько слов на бумаге, сложенной сорок раз
от волнения или от нежности – тут уж поди его, разбери,
проще не думать…. я открываю газ,
синее пламя конфорки танцует фламенко,
выкрики чьи-то заменят мне стук кастаньет….
удивительно знать, что кто-то любит тебя... без оценки,
дает тебе шанс ошибаться и верить, а впрочем, если и нет,

то все равно любит.

10:35 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
Друзья - это когда ты падаешь (запинаешься, поскальзываешься, ударяешься об косяк и т.п), а сзади тебя в один голос орут - "Лоооошара!!!!ахахахах", а потом, сквозь смех спрашивают - "Все в порядке?", ты - " Пошли в жопу!!! больно...", они - "лоооошара!!! ахахахх";
Друзья - это люди, с которыми среди ночи на даче идешь в туалет, потому что темно и одной идти страшно, и, когда ты заходишь в эту чудо-кабинку, они, ожидая тебя около неё орут - "Чтоб ты провалился!
Друзья-это те люди, которые дрыхнут у тебя дома, пока ты убираешь весь срач, оставленный ими после веселого вечера;
Друзья - это люди, которые не любят людей, которых не любишь ты, пускай они даже ни разу их и не видели;
Друзья - это люди, которые ненавидят твою бывшую,больше чем ты;
Друзья - это люди, которых ты шлешь на х*й не меньше 5ти раз в день;
Друзья - это люди, которых ты ненавидишь по меньшей мере раз в день;
Друзья - это те люди, которые регулярно высиживают с тобой огромные очереди,а потом орут: "пошел в жопу, я с тобой больше не пойду!!!";
Друзья - это люди, которые съедают все просроченные продукты в твоем холодильнике и ходят после этого довольные-довольные;
Друзья - это люди, которые прежде чем придти к тебе в гости, задают вопрос - "А че похавать есть?";
Друзья - это люди, которые всю жизнь будут напоминать тебе о твоих косяках и угорать над ними;
Друзья - это те люди, которые частенько "нежно" пинают тебя под зад;
Друзья - это те люди, с которыми и молчать есть о чем;
Друзья - это те люди, которых ты хоть раз в жизни считал врагами;
Друзья - это люди, с которыми у тебя на компе (в плеере, в телефоне) одинаковая музыка;
Друзья - это те люди, которые сидят "вконтакте" с твоего аккаунта в общей сложности не меньше 15ти минут в день;
Друзья - это те люди, чьи мэйлы и пароли от "контакта" сохранены в твоем браузере;
Друзья - это люди, пароли которых ты знаешь наизусть;
Друзья - это люди, с которыми разговаривая по телефону минут 30, последние минут 5 вы оба тупо молчите в трубку, потому что идет какой-нибудь фильм;
Друзья - это люди, по которым начинаешь жутко скучать, если целый день их не видел;
Друзья - это без которых бы многое в твоей жизни было не так...

14:59 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
мне очень печально осознавать, что после полугода наших просыпаний рядом, после красного сухого по ночам, после тех февральских открытых окон, когда весна закончилась, не начавшись; после ста двадцати неотправленных писем, и еще столько же ненаписанных; после нашей некупленной собаки, неприготовленного ужина, недосаженных цветов вдоль дорожки на даче, недосмотренных фильмов и помятых простыней; после длинных мокрых линий на запотевшем заднем, после двух тестов с одной полоской и триста четыре часа входящих спустя, мне правда печально осознавать это. ты гавно

18:03 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
Он сидит у тебя на кухне и пьёт земляничный чай
С небом вприкуску.
Спрашивает: "Что ты делаешь по ночам,
Когда вдруг - и не спится? Слушаешь музыку?
Или, может, пишешь стихи? Ты это любишь, я знаю".
Улыбаешься. Головой качнёшь - "вот и не угадал,
По ночам, когда мне не спится, а всё вокруг затихает,
Я заглядываю в Подвал".
Удивился. - "Какие подвалы - под самой крышей?
Может быть, я вдруг что-то не так понял,
Перепутал подвал и завал?"
Улыбаешься снова: "тише" -
И - протягиваешь ладони.

На ладонях твоих - поперечные линии в зареве,
Капли алые - клюквенный сок.
"Кто поранил тебя?" - и глаза, золотисто-карие,
Взглядом пристальным простреливают висок,
Ты косишься: "скажу, только это большой секрет;
Не хочу, чтоб его выдавали;
Ты не думай, что это выдумки или бред:
Но мечты мои - в том подвале".
(Он молчит и прикрыл веки).
"И когда я не сплю, веришь, тогда со скуки
Я спускаюсь вниз, нахожу их в дальнем отсеке,
И тяну в темноту - руки.
А они цепляются, бедные, рвутся скорей на волю,
Иногда я боюсь, как бы пальцы не оторвались,
Только сил не хватает - и эти кричат от боли,
А затем, поцеплявшись, - вниз.
Возвращаюсь на кухню - а там уже и рассвет,
Странно время идёт в этом городе, правда?" - и смотришь вбок.
Он раскачивается на стуле. А лунный свет
На седеющем небе сворачивается в клубок,
Исчезая виток за витком...

Наконец он берёт кружку и допивает чай
(Его волосы - иссиня-чёрные в свете ламп);
Он потягивается и говорит, как бы невзначай:
"Я теперь тебя буду звать - Атлантический Океан,
Почему, знаешь?
Сколько вот ни пытаюсь
Разгадать его глубину - так везде одно:
С каждым разом, казалось, всё глубже в него ныряю,
Но никак не могу найти,
Чёрт возьми,
Дно".

18:03 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
никогда не влюбляйся,милая
дари улыбки встречным-поперечным,
лови на себе восторженные взгляды,
иногда можешь даже скучать по нему,
только никогда не влюбляйся,милая.
отвечай на его звонки, изображая радость
можешь даже писать ему слезливые смс "ты мне нужендорог",
но только не влюбляйся,дорогая
целуй страстно при встрече,смотри в его карие глаза,
ищи в них его любовь к тебе,
но только сама не влюбляйся,моя хорошая
запри сердце на замок,сжимай ладони в кулаки
и тайно радуйся тому,что он у тебя есть,
но только не влюбляйся,моя доверчивая.
говори своим подругам, какой он хороший в постели,
знакомься с его папоймамой,
но только не влюбляйся,моя нежная
иначе потом потом всё пойдет ко дну.

08:41 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
Он сидит у тебя на кухне и пьёт земляничный чай
С небом вприкуску.
Спрашивает: "Что ты делаешь по ночам,
Когда вдруг - и не спится? Слушаешь музыку?
Или, может, пишешь стихи? Ты это любишь, я знаю".
Улыбаешься. Головой качнёшь - "вот и не угадал,
По ночам, когда мне не спится, а всё вокруг затихает,
Я заглядываю в Подвал".
Удивился. - "Какие подвалы - под самой крышей?
Может быть, я вдруг что-то не так понял,
Перепутал подвал и завал?"
Улыбаешься снова: "тише" -
И - протягиваешь ладони.

На ладонях твоих - поперечные линии в зареве,
Капли алые - клюквенный сок.
"Кто поранил тебя?" - и глаза, золотисто-карие,
Взглядом пристальным простреливают висок,
Ты косишься: "скажу, только это большой секрет;
Не хочу, чтоб его выдавали;
Ты не думай, что это выдумки или бред:
Но мечты мои - в том подвале".
(Он молчит и прикрыл веки).
"И когда я не сплю, веришь, тогда со скуки
Я спускаюсь вниз, нахожу их в дальнем отсеке,
И тяну в темноту - руки.
А они цепляются, бедные, рвутся скорей на волю,
Иногда я боюсь, как бы пальцы не оторвались,
Только сил не хватает - и эти кричат от боли,
А затем, поцеплявшись, - вниз.
Возвращаюсь на кухню - а там уже и рассвет,
Странно время идёт в этом городе, правда?" - и смотришь вбок.
Он раскачивается на стуле. А лунный свет
На седеющем небе сворачивается в клубок,
Исчезая виток за витком...

Наконец он берёт кружку и допивает чай
(Его волосы - иссиня-чёрные в свете ламп);
Он потягивается и говорит, как бы невзначай:
"Я теперь тебя буду звать - Атлантический Океан,
Почему, знаешь?
Сколько вот ни пытаюсь
Разгадать его глубину - так везде одно:
С каждым разом, казалось, всё глубже в него ныряю,
Но никак не могу найти,
Чёрт возьми,
Дно".

23:05 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
Это не война, девочка. Не война, мальчик. Совсем не война.
Это порванный на бинты и клочья белый флаг.
Взаимоотношения двух голодных по-разному тел.
Это не гонка с преследованием, пристрелкой и перестрелкой.
Это не война. Здесь не надо никого убивать, не надо сдавать позиции, не надо рисовать
планы, ничего.
Это игра в го,
где я всё время опережаю тебя на один ход,
где я не знаю, куда мне идти потом,
и ты тоже не знаешь. От дома до дома
двадцать с чем-то минут пешком.
Это история о том,
как она
издевается над ним каждый раз, когда у неё болит голова, у неё ПМС, когда она неправа, когда она смертельно устала, когда она хочет жить, когда он косо смотрит, когда не смотрит, когда говорит и когда не говорит. Это история о том, как он молчит, ничего не делает, что-то там себе думает и молчит.
Она творит какие-то танцы, он совсем не попадает ни в какой такт.
Она считает. Он сбивается.
Это невыносимо.
Она считает: «три, два один, мы расстанемся, даже если начнем, все равно расстанемся. Он если не слабый, так, по крайней мере, не сильный, он же не удержит такого, как я, воздушного змея, не вынесет. Он же даже не может придти, приехать, ко мне подняться. Когда в сотый раз на Садовом Маяковский стреляется, когда от боли меня рвет изнутри. Он эгоист, он дурак, он меня не любит.
Раз…
Вдох-выдох,
Два…
Три…»
Это не война, это мои журавли,
это твои журавли.
Мои журавли журавлее твоих журавлей.
Белее, летают выше, стройней;
красивый клин
сегодня сходится на тебе.
Это не война, это я и ты.
Струна на моей гитаре, струна на твоей гитаре,
лады на грифе, не до конца выжженные мосты
Брак на несущественные несуществующие двадцать лет.
Я и ты, которых, на самом деле-то,
нет.

22:55 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
Наверное, я стану лучше.
Заберу права и буду ходить только на шпильках.
Буду красить губы красным и распрямлять волосы
Ты так любишь меня- нежную, а я стану другой
Стану выше, и тоньше, чем сейчас,
Буду пить мартини из бокалов с хрупкой, прозрачной ножкой
И целоваться с незнакомыми девушками
Буду прикуривать богатым мужчинам
И не носить нижнее бельё
И перестану петь на улице и падать в пушистые сугробы-облака


Ты знаешь

Наверное, я стану сильнее
Изменю свой запах, который ты боготворишь, и разлюблю коричневые рубашки
И распрощаюсь навсегда со старыми друзьями
Которые так напоминаю мне о тебе
И удалю всю музыку из айпода и изменю её на другую, которую мы никогда не услышим вместе из одних наушников
Я наращу ногти, и буду царапать ими загорелые накаченные тела,
И сердца

Я поменяю номер на мобильном, и место жительство,
И дома реже стану появляться
Выкину фильмы, которыми мы засматривались по вечерам,
Перестану есть, сидя на столе с ногами
И никому никогда не размешаю сахар в чашке с кофе


Ты знаешь

Наверное, я стану счастливее
У меня будет всё к чему я стремлюсь
Я начну наконец учиться и работать
Брошу этот дневник и заведу новый
В котором не будет ни строчки о тебе
О нас
О том, чем была занята моя жизнь эти бесконечные полгода.

22:14 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
Ты есть у слишком многих. Мне кажется, ты никогда не сможешь стать только моим. Может когда-то с той, другой, которую ты полюбишь, ты и станешь только ее. Но не сейчас, не со мной. Слишком многие думают о тебе когда засыпают. Слишком многие пишут твое имя на запотевшем стекле. Слишком многие, слушая ту или иную песню о любви, думают «да, это про нас». Слишком многие верят, что ты влюблен в них. И это твоя вина\победа

17:16 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
это какой-то сумасшедший дом. я чувствую себя редкостной, непростительной дурой, я не мою посуду и не выкидываю окурки из пепельницы,все по очереди. я ужасная, я ничего не понимаю, но это черт с ним; я ни с чем не справляюсь, это гораздо хуже, дома ужасный, невообразимый бардак, я не могу с этим справиться, ни с этим, ни с чем либо еще. я переезжаю.я не знаю, как это - я буду жить одна, то есть, конечно, с сыном. я не хочу, больше не хочу жить в доме с лифтом, я в таком жила, мне нравится мой, пятиэтажный, мне нравится балкон во двор и деревья, и трава, на которой можно сидеть и есть где поставить машину, и даже как в кране на кухне образовалась дырка сверху, и он теперь похож на кита. я хочу жить в этом доме всегда, или хотя бы - в одном из соседних, не хочу перевозить вещи, ничего не хочу, только обнять сына и заснуть, ничего больше. мама, почему ты не сказала мне, что в этом мире происходят всякие сумасшедшие вещи, которые нельзя игнорировать, почему ты не сказала, что с какого-то момента нельзя будет засыпать спокойно в обнимку с игрушкой, я не хочу решать проблемы, мама, я же их не создаю. мне хочется пожаловаться, мне хочется с кем-нибудь поговорить, но мне нечего сказать, я сама не могу понять, что со мной происходит, поэтому я просто реву и падаю. егорка переживает и спрашивает, в чем дело, я честно говорю, что не знаю, откуда я могу знать. ему кажется, что я вру, что он делает что-то не так, я не знаю, как его успокоить, я не знаю даже, как успокоиться самой. это глупая, никчемная, беспонтовая жизнь, которая мне не нравится, у меня уже не хватает сил всех ненавидеть и я начинаю всех любить; это этап, до которого не дошел холден, потому что холдену было семнадцать, я думаю, через год-два ты проникаешься ко всем, особенно малознакомым, нездоровым, чрезмерным доверием, как будто понимаешь, что проблема всегда была не в них, а в тебе, и тебе хочется, чтобы тебя сначала простили, потом полюбили, потом спасли. я не знаю, но мне представляется, что меня спасти не так-то сложно, мне кажется, я все равно все делаю правильно, но людей почему-то это расстраивает. я говорю это честно, и мне кажется, уже поэтому меня можно простить или даже полюбить, весь день я шатаюсь по городу с гигантским чувством вины, глупым, необъяснимым чувством вины перед женщинами, которых я не знаю, мне просто хочется, чтобы кто-нибудь позвонил мне, мне хочется, чтобы мне позвонили и сказали, что я все делаю правильно, мне хочется доказательства, что проблема не во мне. мне всю жизнь было на всех плевать, а теперь я внезапно всех люблю и не знаю, как с этим быть, люди делают и говорят незначительные, неочевидно обидные вещи, от которых хочется купить жигули и укатить в лес, построить дом, сделать небольшой огород и остаться там навсегда, никого никогда не видеть. ужасная, пугающая перспектива, но лучшая из возможных, никаких случайных обид, никаких обещаний и ожиданий. дело, конечно, не в лесе, но я не умею отгородиться сама, я не справляюсь, я не могу, мама, я так всех люблю, я не могу, мне хочется, чтобы все меня тоже любили, хотя бы вполсилы. мне не нужны глобальные жертвы, мама, но мне хочется, чтобы меня обнимали ночью, даже когда жарко, мне хочется, чтобы не уходили спать посреди фильма; я не прошу икс шестой, честное слово, мне ничего не нужно, только чтоб за меня хоть каплю переживали, я же переживаю за них, за всех сразу, боже, я так за них боюсь. если бы у нас была традиция разговаривать, мама, я бы все это тебе сказала.

16:41 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
это какой-то сумасшедший дом. я чувствую себя редкостной, непростительной дурой, я не мою посуду и не выкидываю окурки из пепельницы,все по очереди. я ужасная, я ничего не понимаю, но это черт с ним; я ни с чем не справляюсь, это гораздо хуже, дома ужасный, невообразимый бардак, я не могу с этим справиться, ни с этим, ни с чем либо еще. я переезжаю.я не знаю, как это - я буду жить одна, то есть, конечно, с сыном. я не хочу, больше не хочу жить в доме с лифтом, я в таком жила, мне нравится мой, пятиэтажный, мне нравится балкон во двор и деревья, и трава, на которой можно сидеть и есть где поставить машину, и даже как в кране на кухне образовалась дырка сверху, и он теперь похож на кита. я хочу жить в этом доме всегда, или хотя бы - в одном из соседних, не хочу перевозить вещи, ничего не хочу, только обнять сына и заснуть, ничего больше. мама, почему ты не сказала мне, что в этом мире происходят всякие сумасшедшие вещи, которые нельзя игнорировать, почему ты не сказала, что с какого-то момента нельзя будет засыпать спокойно в обнимку с игрушкой, я не хочу решать проблемы, мама, я же их не создаю. мне хочется пожаловаться, мне хочется с кем-нибудь поговорить, но мне нечего сказать, я сама не могу понять, что со мной происходит, поэтому я просто реву и падаю. егорка переживает и спрашивает, в чем дело, я честно говорю, что не знаю, откуда я могу знать. ему кажется, что я вру, что он делает что-то не так, я не знаю, как его успокоить, я не знаю даже, как успокоиться самой. это глупая, никчемная, беспонтовая жизнь, которая мне не нравится, у меня уже не хватает сил всех ненавидеть и я начинаю всех любить; это этап, до которого не дошел холден, потому что холдену было семнадцать, я думаю, через год-два ты проникаешься ко всем, особенно малознакомым, нездоровым, чрезмерным доверием, как будто понимаешь, что проблема всегда была не в них, а в тебе, и тебе хочется, чтобы тебя сначала простили, потом полюбили, потом спасли. я не знаю, но мне представляется, что меня спасти не так-то сложно, мне кажется, я все равно все делаю правильно, но людей почему-то это расстраивает. я говорю это честно, и мне кажется, уже поэтому меня можно простить или даже полюбить, весь день я шатаюсь по городу с гигантским чувством вины, глупым, необъяснимым чувством вины перед женщинами, которых я не знаю, мне просто хочется, чтобы кто-нибудь позвонил мне, мне хочется, чтобы мне позвонили и сказали, что я все делаю правильно, мне хочется доказательства, что проблема не во мне. мне всю жизнь было на всех плевать, а теперь я внезапно всех люблю и не знаю, как с этим быть, люди делают и говорят незначительные, неочевидно обидные вещи, от которых хочется купить жигули и укатить в лес, построить дом, сделать небольшой огород и остаться там навсегда, никого никогда не видеть. ужасная, пугающая перспектива, но лучшая из возможных, никаких случайных обид, никаких обещаний и ожиданий. дело, конечно, не в лесе, но я не умею отгородиться сама, я не справляюсь, я не могу, мама, я так всех люблю, я не могу, мне хочется, чтобы все меня тоже любили, хотя бы вполсилы. мне не нужны глобальные жертвы, мама, но мне хочется, чтобы меня обнимали ночью, даже когда жарко, мне хочется, чтобы не уходили спать посреди фильма; я не прошу икс шестой, честное слово, мне ничего не нужно, только чтоб за меня хоть каплю переживали, я же переживаю за них, за всех сразу, боже, я так за них боюсь. если бы у нас была традиция разговаривать, мама, я бы все это тебе сказала.

16:40 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
это какой-то сумасшедший дом. я чувствую себя редкостной, непростительной дурой, я не мою посуду и не выкидываю окурки из пепельницы,все по очереди. я ужасная, я ничего не понимаю, но это черт с ним; я ни с чем не справляюсь, это гораздо хуже, дома ужасный, невообразимый бардак, я не могу с этим справиться, ни с этим, ни с чем либо еще. я переезжаю.я не знаю, как это - я буду жить одна, то есть, конечно, с сыном. я не хочу, больше не хочу жить в доме с лифтом, я в таком жила, мне нравится мой, пятиэтажный, мне нравится балкон во двор и деревья, и трава, на которой можно сидеть и есть где поставить машину, и даже как в кране на кухне образовалась дырка сверху, и он теперь похож на кита. я хочу жить в этом доме всегда, или хотя бы - в одном из соседних, не хочу перевозить вещи, ничего не хочу, только обнять сына и заснуть, ничего больше. мама, почему ты не сказала мне, что в этом мире происходят всякие сумасшедшие вещи, которые нельзя игнорировать, почему ты не сказала, что с какого-то момента нельзя будет засыпать спокойно в обнимку с игрушкой, я не хочу решать проблемы, мама, я же их не создаю. мне хочется пожаловаться, мне хочется с кем-нибудь поговорить, но мне нечего сказать, я сама не могу понять, что со мной происходит, поэтому я просто реву и падаю. егорка переживает и спрашивает, в чем дело, я честно говорю, что не знаю, откуда я могу знать. ему кажется, что я вру, что он делает что-то не так, я не знаю, как его успокоить, я не знаю даже, как успокоиться самой. это глупая, никчемная, беспонтовая жизнь, которая мне не нравится, у меня уже не хватает сил всех ненавидеть и я начинаю всех любить; это этап, до которого не дошел холден, потому что холдену было семнадцать, я думаю, через год-два ты проникаешься ко всем, особенно малознакомым, нездоровым, чрезмерным доверием, как будто понимаешь, что проблема всегда была не в них, а в тебе, и тебе хочется, чтобы тебя сначала простили, потом полюбили, потом спасли. я не знаю, но мне представляется, что меня спасти не так-то сложно, мне кажется, я все равно все делаю правильно, но людей почему-то это расстраивает. я говорю это честно, и мне кажется, уже поэтому меня можно простить или даже полюбить, весь день я шатаюсь по городу с гигантским чувством вины, глупым, необъяснимым чувством вины перед женщинами, которых я не знаю, мне просто хочется, чтобы кто-нибудь позвонил мне, мне хочется, чтобы мне позвонили и сказали, что я все делаю правильно, мне хочется доказательства, что проблема не во мне. мне всю жизнь было на всех плевать, а теперь я внезапно всех люблю и не знаю, как с этим быть, люди делают и говорят незначительные, неочевидно обидные вещи, от которых хочется купить жигули и укатить в лес, построить дом, сделать небольшой огород и остаться там навсегда, никого никогда не видеть. ужасная, пугающая перспектива, но лучшая из возможных, никаких случайных обид, никаких обещаний и ожиданий. дело, конечно, не в лесе, но я не умею отгородиться сама, я не справляюсь, я не могу, мама, я так всех люблю, я не могу, мне хочется, чтобы все меня тоже любили, хотя бы вполсилы. мне не нужны глобальные жертвы, мама, но мне хочется, чтобы меня обнимали ночью, даже когда жарко, мне хочется, чтобы не уходили спать посреди фильма; я не прошу икс шестой, честное слово, мне ничего не нужно, только чтоб за меня хоть каплю переживали, я же переживаю за них, за всех сразу, боже, я так за них боюсь. если бы у нас была традиция разговаривать, мама, я бы все это тебе сказала.

14:32 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
Самое печальное в удивительно-завораживающих мужчинах - то, что они никогда и никому не принадлежат полностью, быть рядом с ним отнюдь не равно быть с ним. Женщин манит власть и уверенность, огромная увлеченность любимым делом, быть может, не одним, стремление помочь людям, блестящий острый ум, умение дискутировать, публичность, возникающая при наличии харизмы, истинного профессионализма, суммарных достижений и трудоголизма, и, да, немного романтичности - усталость в глазах, от всего вышеперечисленного и того богатейшего жизненного опыта, без которого это было бы невозможно.

вы редко вместе
зато ты себя чувствуешь королевой
это особое ощущение

ты не имеешь права и времени на капризы
зато он подарит тебе весь мир
в прямом смысле

есть еще это трогательное
пока не привыкнешь
когда начинаешь видеть его слабости
когда "просто человек"
когда он приходит домой, и вы разговариваете
о его делах и просто какой-то ерунде
как он трет глаза
шутит с тобой о чем-то
смотрит пристально или наоборот
ты видишь его любовь
Такого мужчины

но

12:30 

только дайте мне руку и любите сильнее...я не ангел, не сука...я живу, как умею...
больше всего я боюсь 3х вещей.
что он вернется и я его прощу.
что он вернется и я его не прощу.
что он не вернется.

история идеальной любви

главная